Подробности

    ЦифроМахШахматыСобытия → Кирсан Илюмжинов. обед с президентом

    Кирсан Илюмжинов. обед с президентом

    игра шахматы

    ДЕВЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ

    Мне в какой-то степени везет. А может, просто работа такая... Но как бы то ни было, за последнее десятилетие, что провел вместе с "СЭ", я всякий раз оказывался в той точке земного шара и в то самое время, когда решались судьбы одной из самый любимых игр человечества. Был в Лондоне и Амстердаме в 1993-м, когда шахматный мир раскололся надвое и в двух европейских столицах проводились вроде бы одинаковые по статусу матчи - за мировую шахматную корону, но к ним приклеили новое, более подходящее для бокса слово "версия". В Лондоне за титул чемпиона мира "по версии РСА "играли Каспаров и Шорт, в Амстердаме за корону чемпиона "по версии ФИДЕ" сражались Карпов и Тимман. Тогда впервые возникло в шахматном королевстве двоевластие. Потом была Москва-94, 31-я Всемирная олимпиада, где впервые появился на шахматной авансцене Кирсан Илюмжинов - симпатичный, живой, полный невероятных идей и обладающий колоссальными связями 32- летний президент степной республики, который предложил на конгрессе в Москве вещь, ну, совершенно сумасшедшую: провести 33-ю шахматную олимпиаду посреди степи, в Элисте! Несколько раньше, весной 94-го, в Элисте проходил чемпионат России, и президент Калмыкии пригласил меня на обед в гости к своей маме. Тогда в разговоре он как бы невзначай обронил: "Советская шахматная школа - ведущая в мире. А управляют шахматами другие. Пора россиянину становиться во главе. Вы как думаете?" Я посмотрел на моего собеседника и... похвалил очень вкусные калмыцкие пельмени, которые сделала его мама. А про себя подумал: никогда не изберут ни советского, ни бывшего советского. Изберут кого угодно: француза, немца, араба, филиппинца, сингапурца, швейцарца, голландца... Но не русского. А для заграницы мы все - русские.

    ...Спустя девять лет после того памятного для меня обеда мы сидим с Кирсаном Илюмжиновым в его многокомнатных президентских апартаментах в "Гранд отеле Топлице". Самом престижном отеле Бледа. Здесь останавливались Алехин, Таль, Фишер. Ныне - Каспаров. И Илюмжинов. Президент ФИЛЕ Илюмжинов, которого днем ранее в очередной раз единогласно переизбрали на генеральной ассамблее ФИДЕ, а мужская команда его страны блестяще выиграла Всемирную олимпиаду, угощает меня обедом. Огромные и роскошные, как Лувр, апартаменты. Огромный круглый стол, метра три в диаметре. Серебряная посуда. Ослепительно белая скатерть. Вкусная снедь. И мы с президентом ФИДЕ вдвоем. Оба, не сговариваясь, вспомнили Элисту-94. Тот обед. Ту реплику. "Вы уже тогда знали?" - спросил я. Илюмжинов улыбнулся таинственно: "Баба Ванга сказала: "Вижу двух Кирсанов, двух президентов". Но это было после нашего обеда..."

    От одного обеда с Илюмжиновым, мечтающим об олимпиаде в степи, о посте президента ФИДЕ, до другого обеда - с президентом ФИДЕ, отработавшим на этом посту уже два срока и переизбранного на третий, прошли неполные девять лет. Илюмжинов принял корабль ФИДЕ в смутное для шахмат время. В самый пик раскола, устроенного Каспаровым. И вот, спустя неполные 9 лет, Илюмжинов же этот раскол свел на нет. Каспаров сам пришел к нему и сам предложил мир. Илюмжинов ждал долго. "Человек должен созреть для решения", - говорит он. Каспаров созрел. Но созрел ли шахматный мир? В свое время договор между Кампоманесом и Каспаровым шахматный мир не принял. Сегодня - в обстановке абсолютного единодушия - не только принял, но и выдал мандат доверия президенту ФИДЕ на следующее четырехлетие.

    ПОДВОДНАЯ ЧАСТЬ АЙСБЕРГА

    Хотя я и писал, что выборы были безальтернативными, знал я не все. Как сказал мне Илюмжинов, просто не все выплескивалось на страницы газет и не все попадало на интернетовские сайты. Мало кто знает о "челночной дипломатии" Илюмжинова, о том, как глубокой ночью он прилетел в Париж, где в "Новотеле" при аэропорте имени Шарля де Голля ждал его президент французской шахматной федерации Лаботьер, который был одним из соперников на выборах. Беседовали в Париже до 4 утра. Илюмжинов улетел обратно в Москву, а француз в итоге снял свою кандидатуру. Только сейчас мы узнаем, как президент ФИДЕ летал в Малайзию, где встречался с другим своим конкурентом - Леонгом из Сингапура. И, как оказалось, вовсе не потому снял свою кандидатуру Леонг, что ему и его команде были обещаны посты в новом руководстве. Ничего конкретно Леонгу никто не обещал, просто гарантом соглашения Леонга и Илюмжинова выступил очень известный в Азии и очень богатый человек Дато Тан Чин, знаменитый шахматный инвестор и спонсор. И именно это было решающим фактором. Но буквально за несколько часов до выборов были еще некоторые противоречия между Леонгом и Илюмжиновым. Но и их удалось погасить и уладить.

    Шахматный мир постепенно привыкает к мысли, что стабильность и спокойствие лучше конфронтации и непонимания.

    ЛЮДИ И МАШИНЫ

    Если вы думаете, что голодный репортер пришел к Илюмжинову перекусить, то вы заблуждаетесь. Просто у президента ФИДЕ бюджет времени спрессован, как тугая пачка банкнот. Расписано поминутно все. Вплоть до глубокой ночи. Мне выпал жребий задавать вопросы и получать ответы в обеденное время. Я делаю не первый материал об Илюмжинове. И всякий раз у нас с Кирсаном Николаевичем не получается журналистского "пинг-понга" (вопрос - ответ), а выходит своеобразный демократичный обмен мнениями. Где я неизменно узнаю что-то новое для себя. Причем не только о шахматах.

    Зашел, например, разговор о религии. Илюмжинов рассказал, как он отреставрировал один храм в Москве. Когда Патриарх Алексий II узнал, что сделал это Илюмжинов тайно, то и удивился, и растрогался. Мы говорим о матчах "человек - машина". Кирсан Николаевич намерен вскоре отправиться в Иерусалим, чтобы на месте разобраться, как дела с проектом матча Каспаров - "Дип Джуниор". Пока с ним нет ясности - из-за правительственного кризиса в Израиле. Президент ФИДЕ говорит, что ни один компьютер, играющий в шахматы, не пройдет теперь мимо ФИДЕ. Ибо и эти матчи ФИДЕ тоже берет под свой контроль. Не насильно, конечно, будет заставлять компьютерщиков играть под эгидой ФИДЕ, а так, чтобы те сами пришли под законную сень лозунга "Гене уна сумус". ФИДЕ разработала четкие правила таких матчей. Чтобы не было потом разговоров о подозрительных ошибках. Все должно быть честно, без обмана.

    Попутно Илюмжинов узнает от меня, как тяжело и бедно живет один прославленный гроссмейстер, немолодой человек. Тут же загорается и сразу же - спонтанно - говорит мне: "Передайте ему, что я назначаю ему персональную пенсию. Когда у него день рождения? Нет, это далеко. Я постараюсь к Рождеству..."

    И так - во всем. Во время Олимпиады в Бледе я говорил с большим количеством шахматного народа. Из самых разных стран мира. Богатых и бедных. У них разные вероисповедания. Но одна шахматная религия-Илюмжинов. Поразительное единодушие. И они все ждут от него шахматной манны небесной. Кирсан сделает, Кирсан организует, Кирсан достанет денег, Кирсан, Кирсан...

    Чтобы вы не подумали, что я фамильярничаю, открою один секрет: абсолютно все в Бледе - от почетного президента ФИДЕ Флоренсио Кампоманеса до любого участника любой делегации - только так называют Илюмжинова: Кирсан. И все шахматисты называют его между собой только так: Кирсан. А Майя Чибурданидзе: "Кирсанчик". Причем в глаза. И всем нравится. Кстати, на подарочной атрибутике, которую получили все делегаты конгресса, участники и журналисты написан такой слоган: "КИРСАН ВМЕСТЕ С ФИДЕ. ФИДЕ ВМЕСТЕ С КИРСАНОМ".

    ДОПИНГ И ОЛИМПИЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

    Илюмжинов ведет диалог с легкой улыбкой, я намечаю тему, он ее тут же подхватывает и непринужденно развивает. И вот то, что до нашей встречи казалось мне бредом (по меньшей мере), после разговора с Илюмжиновым уже таковым не кажется. Я начинаю понимать, что он далеко "видит позицию", что в политике, в том числе в шахматной, этот человек - гроссмейстер.

    Свежий пример. Я не раз высмеивал на страницах "СЭ" в своей колонке и в своих репортажах "деятелей ФИДЕ" (среди них и Илюмжинова, конечно), которые заставляют сдавать шахматистов, извините, мочу, дабы в ней обнаружить (или не обнаружить) запрещенные вещества. Да еще штрафами несусветными пограживают. Мне казалось: шахматы и допинг - смешно и нелепо. Сорок бочек арестантов! Илюмжинову хорошо известны мои журналистские провокации, но он не обижается. Он видит эту позицию по-другому, дальше меня. Он говорит мне, что шахматы уже приняты в программу летних Паназиатских игр 2004 года в Катаре, в программу Африканских игр, в Игры Центральной Америки, Игры Средиземноморья, Игры малых государств... "Как видите, потихоньку-полегоньку работа идет. Мы о ней не трубим. Но постепенно шахматы внедряем везде", - с обезоруживающей улыбкой говорит мне президент ФИДЕ. Ничего себе "потихоньку-полегоньку" - да это же форменное необъявленное вторжение! А Илюмжинов, хитро поглядывая на меня, сообщает некоторые пикантные подробности из кухни этой "мировой шахматной экспансии". Зная, что Жак Рогге в прошлом возглавлял медицинскую комиссию МОК, и зная, с каким вниманием МОК относится к проблеме допинга, ФИДЕ повсеместно вводит и у себя проверку на допинг. Он не называет фамилии шахматистов, которые проходили проверку на допинг в ходе официальных соревнований ФИДЕ, но утверждает, что среди них были и чемпионы мира. И ничего, сдают (не к столу будет сказано). Да, могли бы сказать: извините, ребята, шахматисты допинг не употребляют, им он просто ни к чему. Но ведь раз хотим влиться в олимпийскую семью, надо соблюдать олимпийские правила. И соблюдают. Люди из медицинской комиссии МОК очень довольны "фидешниками" (Кирсан Николаевич сам так вот, запросто, по-свойски, называет своих коллег по общественной организации). И, значит, эти самые медики рассказывают своему бывшему шефу - Жаку Рогге - о том, какие хорошие парни эти шахматисты: допинг не употребляют ("Ну ничего не можем у них обнаружить!"), а проверку ведут исправно. Так-то! Надо просто видеть позицию, которую хочешь получить в конце партии.

    - Ведь древние греки, основавшие Олимпийские игры, что говорили? Что спорт - это гармоничное сочетание силы и ума. Я все время раньше Самаранчу говорил, а теперь вот Жаку Рогге говорю: "У олимпийского движения есть сила. А ум дадут шахматы и ФИДЕ".

    И вот уже в декабре у президента ФИДЕ запланирована встреча с президентом МОК Жаком Рогге, а в ближайшее время Илюмжинов летит в Барселону к своему другу Самаранчу. Все не случайно. Это и есть "потихоньку-полегоньку" Илюмжинова. Шахматная экспансия продолжается.

    ЕДИНЫЙ РЕЙТИНГ - НОВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

    Делегаты конгресса ФИДЕ поддержали революционное предложение своего президента, радикально меняющее ситуацию в профессиональных шахматах. Речь идет о введении единого, унифицированного рейтинга. "Ведь теперь звание чемпиона мира может решаться в 25-минутных рапид-партиях или даже в блице, - говорит Илюмжинов. - Значит, и рейтинг должен поспевать за изменением ситуации в шахматном мире! Поэтому если, скажем, взять 7-часовую партию за 100 процентов, то 3-часовой поединок потянет на 75 процентов, а 25-минутка - на 25 процентов, и 5-минутка - на 10. Примерно в такой пропорции будет рассчитываться единый рейтинг для профессионалов. Таким образом будет учитываться весь огромный объем соревнований, проводимых в рамках ФИДЕ. И, кстати, даже Каспаров, который имеет наивысший рейтинг, заработанный им в основном в партиях с 7-часовым контролем, согласен, что надо вводить унифицированный рейтинг. Хотя в этом случае он может и потерять свое абсолютное первенство, так как такие шахматисты, как Широв, играют в быстрые шахматы гораздо больше него".

    Любимое детище Илюмжинова, как он сам признает, новый, 3-часовой контроль. В свое время большинство профессионалов - особенно из элитной обоймы - восприняли нововведение Илюмжинова в штыки. Сегодня к нему несут пачки писем от шахматистов разных стран, которые поддерживают 3-часовой контроль. Но сам президент видит другую конечную позицию. Жизнь требует непрерывного ускорения. И президент постепенно "продавливает", как он выражается, застарелые стереотипы. Хотя и не собирается вмешиваться, например, в регламент матча Пономарев - Каспаров. Пусть договариваются. Теперь у Илюмжинова появился очень способный помощник по коммерческой части - гроссмейстер Ясер Сейраван, обладающий недюжинными дипломатическими способностями и хорошими связями в мире большого бизнеса, ему и карты в руки. Как любит повторять президент ФИДЕ, его главная задача заключается в том, чтобы система функционировала и без него. Хотя тут он или недооценивает свою харизму или скромничает. Ведь хотя сегодня на конгрессе Кампоманес и говорит, что он добился очень многого, все мы хорошо помним, как российская шахматная федерация во главе с Андреем Макаровым спасала Всемирную шахматную олимпиаду 1994 года. Как спасал сам Илюмжинов никому не нужный матч Карпов - Камский. Никому не нужны были шахматы, и никто на них не хотел давать денег... Многое изменилось с приходом нового президента. Сегодня, как рассказал мне Илюмжинов, нет недостатка в предложениях провести Всемирную олимпиаду 2006 года. Американцы конкурируют с итальянцами, хотят провести олимпиаду у себя индусы, испанцы настаивают на своей стране - выбор большой.



  • Анатолий Карпов: похоже, у deep junior никудышная дебютная база

    А поскольку нынешнее поколение компьютерных программ уже играет в силу гроссмейстеров с неплохим рейтингом, я предлагал для уравнивания шансов либо человеку во время партии давать доступ к той же базе данных, либо отключить ее у компьютера

     
  • Источник: http://www.chessdate.ru